Previous Entry Поделиться Next Entry
Друзья, спасибо за отзывы, публикую еще 1 свой рассказ:
m_shargorodsky

ГОНОЛУЛУ

Однажды, в 1996 году, мне довелось побывать на Гавайях.

Мы с женой тогда провели замечательный отдых на острове Кона, а затем решили еще побывать в Гонолулу – это также один из островов американского штата Гавайи и, к тому же, столица штата.

И вот утром на небольшом самолетике местной компании «Aloha Airlines» мы вылетели с Коны и всего, кажется, минут через пятьдесят уже приземлились в аэропорту Гонолулу.

У нас с собой были огромные чемоданы на колесиках, какие бывают в дальних путешествиях и мы тут же, в аэропорту, решили взять напрокат машину.

Выбрали роскошный «Мустанг» - кабриолет, оформили, оплатили, но забрать машину нужно было со стоянки, которая, как нам объяснили, находится в трех минутах езды от аэропорта и куда нас готовы отвезти на специально предназначенном для таких целей минивэне.

Мы решили, что неразумно загружать наши чемоданы в минивэн,
а потом еще перегружать в «Мустанг» и договорились, что жена с тележкой, загруженной чемоданами, подождет меня на улице, авто-перроне аэровокзала, а я через несколько минут подъеду за ней.

И вот я уже выезжаю с парковки на роскошном белоснежном красавце с открытым верхом, еду под мягким гавайским солнцем за женой, вот уже заезд к аэровокзалу, но… дорога вдруг расчленяется еще на несколько дорог и над каждой из них очень внятные указатели, но на английском языке…

Я, не раздумывая, сворачиваю на ту, которая явно ближе к моей цели и… уже через минуту вижу, что ошибся.

То есть я подъехал к аэровокзалу и увидел жену, которая радостно замахала мне рукой.

Но в американских, да и многих европейских аэровокзалах на выходе в город обустроены специальные перроны для посадки пассажиров в автотранспорт. Это разделенные бетонными бордюрами много полос для движения автотранспорта, но с четким разделением – одна для городских рейсовых автобусов, другая для междугородних автобусов, третья для такси, четвертая для частного автотранспорта, и так далее. Причем везде расставлены полисмены, которые следят за соблюдением этих правил и ошибка может обернуться значительным штрафом, да еще и не быстрым разбирательством, которое для меня, с моим, буквально «ни каким» английским, было бы совершено нежелательным.

И вот я, поняв, что попал не на ту полосу и не могу здесь не только остановиться и забрать жену с багажом, но вынужден как можно быстрее и незаметнее проскочить мимо стражей порядка, проезжаю буквально в двадцати метрах от жены, приветственно машу ей рукой и.., не сбавляя скорости, удаляюсь с территории аэровокзала, чтобы вновь подъехать, но уже на «свой» перрон.

Едва проехав территорию аэровокзала, я замечаю, что все ряды-перроны снова сошлись в одну широкую дорогу с односторонним движением и мне остается лишь не проскочить разворот, который позволит мне снова подъехать к моей жене.

Однако ни каких разворотов, перекрестков или даже ответвлений нет,   я все дальше и дальше уезжаю от аэропорта Гонолулу, от жены и от чемоданов…

И уже буквально через пару минут я вдруг оказываюсь на настоящем американском автобане, где несколько рядов в каждую сторону, где не принято «плестись» меньше ста двадцати и, что самое неприятное, где до ближайшего разворота всегда очень-очень далеко…

Еще через несколько минут быстрой езды я уже вижу вдали небоскребы и начинаю понимать, что приближаюсь к городу, а значит уже достаточно далеко уехал от аэровокзала. Но, наконец, вот он, такой желанный указатель, что «всего» через три мили будет разворот и даже знак с самолетиком – значит, эта дорога ведет обратно в аэропорт - ура!!!

Подъезжая к уже знакомому расчленению перед аэровокзалом,
я уже более внимательно «прочитал» надписи на указателях и с радостным трепетом заехал … снова не на ту полосу…

Моя жена еще более радостно замахала мне уже теперь обеими руками, я тоже ей помахал, кажется даже с улыбкой и… снова перроны соединились в одну широкую дорогу, снова автобан – здесь медленно нельзя, когда же, наконец, небоскребы?.. А, вот и указатель с самолетиком, а вот снова расчленение дороги перед аэровокзалом…

Сотовая связь тогда была еще недостаточно развита, тем более, в режиме международных путешествий.

И когда я уже в пятый или шестой раз проезжал на полном ходу мимо жены, она уже улыбалась как-то не очень естественно, да и рукой помахивала как-то безнадежно. Жена моя, видимо, не могла понять: если решил бросить и бросить именно вот так цинично и жестоко, на чужом острове и с кучей тяжелых чемоданов, то зачем так издеваться, мотаясь столько раз перед носом на этом долбаном кабриолете…

В конце концов, я резко затормозил прямо перед полисменом, выскочил из машины и, по-видимому, так эмоционально выпалил ему на русском, что я срочно хочу мою жену и мои чемоданы, что он, похоже, решил на всякий случай быстрее избавиться от бешеного иностранца и закивал мне в ответ. А я чуть ли не с тележкой забросил в багажник и на заднее сиденье моего «Мустанга» чемоданы, посадил уже совершенно ничего не понимающую жену и рванул в сторону автобана, в сторону небоскребов…

Мы замечательно провели время в Гонолулу – разъезжали по острову, купались и загорали на разных пляжах, наслаждались местными кулинарными изысками из даров океана и любовались ритмичными танцами местных девушек-полинезиек с половинками кокосов в качестве бюстгальтеров и украшенных венками из орхидей.

Мы вдоволь наигрались с дельфинами, пообщались с огромными попугаями и шустрыми обезьянками и даже загорелись идеей купить и привезти с собой в Россию такого попугая или обезьянку. Но выяснилось, что такие «сувениры» стоят примерно четыре-пять тысяч долларов, при этом без гарантии, что ты сможешь их довезти до дома.

Дело в том, что в разных штатах Америки, а нам предстояло пересечь еще пару штатов, действуют разные законодательные нормы и правила, в том числе санитарные правила ввоза животных. Поэтому при пересечении границ штатов могут требовать те или иные документы, связанные с приобретением животного, его санитарной регистрацией, сделанными прививками и тому подобным.

Поняв все это, мы, конечно же, отказались от такой ненадежной затеи.

И так, мы уже практически без труда ориентировались по карте и уверенно разъезжали по всему острову на нашем мощном белоснежном красавце.

И когда до отлета в Лос-Анджелес, а именно туда мы планировали лететь дальше, оставались считанные часы, мы решили заранее вернуть на паркинг арендованную машину, чтобы успеть посидеть перед отлетом в каком-нибудь ресторанчике и под пиво переварить последние яркие впечатления от Гонолулу.

И вот мы уже мчимся в сторону аэропорта…

Когда дома вдоль шоссе стали встречаться все реже и реже, а дорога почему-то стала какой-то слишком извилистой, нам в какой-то момент показалось, что мы слишком долго едем, но, несмотря на это, почему-то
до сих пор не попали на автобан, ведущий к аэропорту…

Но с нами была карта острова, и мы были уверены, что мы на правильном пути…

Еще через какое-то время достаточно быстрой езды дорога повела нас немного вверх, и мы увидели небольшую и какую-то старомодную заправочную станцию, которая даже немного смахивала на бутафорские декорации к фильму, действие которого происходит примерно в шестидесятые годы - так старомодно смотрелась эта автозаправочная станция.

После этой заправки дорога устремилась немного вниз и... буквально в пятидесяти метрах перед собой мы увидели закрытый шлагбаум, за которым наша дорога вела… прямо в океан!!! То есть дорога в буквальном смысле спускалась и уходила под воду. И шлагбаум как будто бы ограничивал движение автотранспорта под океаном или по океану.

Понять это можно было только так: чтобы кому-нибудь не вздумалось покататься на машине по океану, дорогу перегородили шлагбаумом.
         Не хватало еще таблички, типа: «Проезд автотранспорта через Тихий океан только по четным дням недели», или «Въезд на территорию Тихого океана только для служебного автотранспорта».

А где же наш аэропорт?!!

Мы вернулись на автозаправочную станцию, я протянул развернутую карту работнику заправки и с вопросом в голосе произнес слово «Айрпорт». Заправщик, что-то объясняя, провел своим заправочным пальцем с одного края карты до противоположного и мы поняли, что все это время ехали не в сторону аэропорта, а, наоборот, от него и сейчас находимся практически на противоположной от аэропорта стороне острова...

И благодаря тому, что этот самый заправщик любезно объяснил нам как быстрее добраться до автобана и, затем, до аэропорта, мы очень быстро заблудились и вскоре оказались в каком-то, по-видимому, рабочем поселке – среди деревянных бараков несколько чернокожих подростков по очереди забрасывали мяч в баскетбольную корзину, стоящий неподалеку на земле магнитофон хрипловато выговаривал рэп и мы сразу почувствовали себя участниками какого-то клипа, а в голове само по себе стало прокручиваться «Аргентина - Ямайка – пять - ноль…».

Мы уже подумали, что нам не выбраться отсюда, как вдруг увидели припаркованный у обочины длиннющий белый «Шевроле-Каприс» с полицейскими «мигалками» на крыше.

Мы остановились, и я подошел к полицейской машине.

Единственный, сидящий в ней полицейский, с удивлением посмотрел на меня, на мою арендованную машину, а когда понял, что я заблудился и что я из России, как будто обрадовался чему-то и стал мне объяснять, что у них в полиции служит один парень, который говорит по-русски и который сейчас подъедет и по-русски нам объяснит как выбраться отсюда и попасть на автобан.

Но его многочисленные попытки связаться с кем-то по рации, наверное, с тем самым русскоговорящим полицейским, были безуспешны, а мы уже поняли, что не только не попадем в аэропорт раньше времени, но рискуем даже опоздать на самолет. Поэтому, узнав у нашего огорченного неудачей полицейского примерное направление движения, мы снова двинулись в путь.

Проехав всего несколько километров, я увидел в зеркале заднего вида быстро догоняющую нас машину с мигающими полицейскими сигналами.
         - Не хватало нам еще потерять время на проверке документов, - подумал я и, прижавшись к обочине, заглушил двигатель и положил руки на руль, как принято у них в «штатах».

Оказалось, что это «наш» полицейский догнал нас, а еще менее чем через минуту на таком же белом «Каприсе» буквально подлетел и русскоговорящий полицейский. «Наш» полицейский сиял от радости и явно хотел послушать, как его коллега, простой гавайский парень, блеснет перед нами, иностранцами, знанием русского языка.

И тут простой гавайский парень на английском объяснил нам, что примерно 10 лет назад служил в армии с другим простым парнем, выходцем из России и поэтому знает много русских слов и в доказательство громко и без остановки выпалил целый набор отборного русского мата.

Лица обоих полицейских сияли гордостью за Америку, за родной штат Гавайи и за всех бравых полицейских-полиглотов…

Регистрация билетов уже заканчивалась, когда мы добрались до аэропорта. Я быстро выгрузил наши чемоданы на тележку у входа в аэровокзал и послал жену регистрироваться на рейс, а сам поехал отдать машину на паркинг.

У меня не заняло много времени сдать машину, да и минивэн достаточно оперативно доставил меня снова в аэропорт, но, не смотря на это, входя в аэровокзал, я понимал, что сроки регистрации уже прошли, и оставалось лишь надеяться, что жена успела зарегистрировать наши билеты.

Буквально влетев в здание аэровокзала, я стал искать глазами жену и сразу заметил, что над терминалом, где была регистрация на наш рейс уже указан совершенно другой рейс и пассажиры, по-видимому, уже следующего рейса подталкивают свои тележки к регистрации.

Вслед за этим я увидел и жену – она стояла с нашей загруженной чемоданами тележкой в окружении двух огромных чернокожих полицейских, которые явно как-то озабоченно и очень напряженно говорили с кем-то по своим рациям. Глядя на них, я подумал, что с моей женой что-то случилось, потому что она бросала короткие взгляды то на одного, то на другого полицейского, явно ничего не понимая, но, то ли с надеждой, то ли с каким-то вопросом на лице…

Жена явно была растеряна и ничего не могла понять – с ее слов она, войдя в аэровокзал, спросила у полицейского, где она может зарегистрировать свои билеты, и вот с тех пор этот полицейский, а затем еще и с вызванным им напарником они что-то выясняют по своим рациям и совершенно непонятно – неужели так трудно выяснить где регистрация на наш рейс…

Но как только полицейские поняли, что я – муж, как сразу же бросили говорить в свои рации и начали наперебой мне что-то объяснять, при этом, то ли о чем-то сожалея, то ли за что-то извиняясь…

И тут я, несмотря на мой, мягко говоря, слабый английский, начинаю разбирать смысл некоторых их слов: «законы штата», «животные», «проблемы», «разрешение», «попугаи», «санитарные правила», «проблемы» «обезьяны», «регистрация», «рыбы», «проблемы», «проверка», «птицы», «куры», «проблемы»…

- Какие обезьяны, какие птицы, какие проблемы, - едва сдерживая раздражение, буквально закричал я на русском с вкраплениями всплывающих в памяти отдельных английских слов.

Полицейские в ответ вытянулись как по стойке «смирно» и уставились на меня ничего не понимающими глазами. Я продолжал возмущаться, а они лишь робко и вежливо лепетали что-то типа «Экскьюз ми, сэр», «Сори» и еще в этом их лепете я несколько раз услышал слово «чикенс», то есть куры.
         И этот их лепет про каких-то кур окончательно меня вывел из себя, тем более что на регистрацию мы явно уже не попали, а эти два истукана задержали мою жену и рассказывают нам про каких-то кур!

Но вот на наш шум подошел какой-то турист лет пятидесяти в головном уборе техасского ковбоя, быстро переговорил на английском с нашими полицейскими и, повернувшись к нам, объяснил на чистом русском, что они связались со всеми санитарными службами аэропорта и даже штата, однако везде готовы разъяснить порядок регистрации попугаев, обезьян, рыб и даже крокодилов. Но никто не может подсказать по поводу регистрации кур, поэтому они, полицейские, очень сожалеют и извиняются, что не могут нам помочь…

Иван Васильевич Гоголь, «Ревизор», немая сцена…

Каких кур? Какая регистрация??!!!

Уже через минуту стало все понятно: моя жена, обратившись к полицейскому, спросила по-английски, где она может зарегистрировать своих… кур!!! Куры на английском «Чикенс», а билеты «Тикетс», вот она и перепутала слегка…

Когда полицейские поняли, что от них больше не требуют решения невыполнимых задач, они тут же с кем-то связались насчет нашей закончившейся регистрации, схватили нашу тележку и практически бегом устремились вглубь аэровокзала какими-то служебными путями. И когда мы, едва поспевая за ними, все же, наконец, отдали наши билеты на регистрацию, мы оглянулись, чтобы поблагодарить этих замечательных парней. Они улыбались и очень дружелюбно махали нам на прощание.


         Мы, наконец, улетали из Гонолулу.


         Они были счастливы…


апрель 2010


  • 1

Этим и замечательны путешествия

Их ведь и ищут на свою ... в дальних и не очень странах. С курами правда очень забавно.

  • 1
?

Log in